??>

























 
НАША СТРАНИЧКА ВКонтакте
 
 
 

ПОСЛАНИЕ ГЛАВЫ ЧУВАШИИ М.В.ИГНАТЬЕВА
Государственному совету ЧР



Портал государственных услуг
Чувашской Республики




«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930





















Издавна чуваши придавали особое, сакральное значение звучанию музыкальных инструментов. Ощущая необыкновенную силу воздействия инструментальной музыки, в народе было сложено о ней много поговорок и загадок. Само же появление музыкальных инструментов и инструментальной музыки приписывалось разным божествам. Музыканты, владевшие исполнительским искусством, были весьма почитаемы как носители сверхъестественной силы.

В проекте «Авалхи сас» показаны следующие чувашские народные инструменты:

 

Сĕрме купăс (скрипка)

Один из наиболее популярных инструментов самодельного или кустарного производства. В Чувашии несколько сотен лет назад бытовали различные названия и формы этого инструмента, в совокупности характеризующие скрипку как деревянный совок, звук которого извлекается путем трения и напоминает жужжание. В древности, если музыкант играл сидя, то скрипку держали, опирая на колени. Если же музыкант стоял, то инструмент упирали о левую часть груди. Позже возник плечевой способ игры. Строй открытых струн – общепринятый, однако у некоторых чувашей, живущих на территории Татарии, четвертая струна настраивалась не в квинту, а в кварту по отношению к третьей. На скрипке играли чаще всего только небольшие танцевальные мелодии.

 

Кĕсле (гусли)

На этом инструменте играли и женщины, и мужчины, и дети. Чувашские гусли могли быть разных размеров и соответственно иметь разное количество струн – от 15 до 40. Чаще всего встречались инструменты с 20-28 струнами. Корпус изготавливали из досок хвойных или лиственных пород. Играли на инструменте сидя, держа гусли в наклонном положении на коленях и упирая вершиной в грудь. Левой рукой извлекались более низкие звуки, правой – более высокие. Репертуар гусляров был разнообразен и обширен: старинные и современные народные песни и плясовые молоди, частушки. В музыкальном быту чувашского народа гусли занимали очень значительное место, являясь любимым инструментом на пирушках, посиделках, ярмарках и в особенности на свадьбах.

 

Тăмра (домра)

Чувашская тăмра напоминает аналогичные музыкальные щипковые инструменты многих тюркских и других евроазиатских народов и отличается от купăс отсутствием смычка. Играли на ней путем «пощипывания» струн, как на русской балалайке. На инструменте могло быть от двух до четырех струн. Корпус также мог иметь разную форму: круглую в виде полусферы или грушевидную. Для изготовления корпуса древних инструментов использовался цельный кусок древесины липы, отдельные детали изготавливались из древесины хвойных пород.

 

Шăпăр (волынка)

Инструмент состоит из бычьего пузыря и нескольких металлических трубок. На нижний конец этих трубок одет коровий рог и при игре пузырь сжимается локтями рук. На этом инструменте играли только мужчины. Значение инструмента, судя по описаниям из литературы XIX века, было очень велико. Он употреблялся в различных обрядах – в обряде изгнания бесов, обряде «вирми», на поминках и других. Большую роль играл «пузырь» на свадьбах, где его звуки иногда сопровождали выход невесты, встречу свадебного поезда и, в особенности, пляски. Иногда происходили соревнования двух пузырников, победившим считался тот, кто играл без перерыва в течение более долгого срока.

 

Шăхлич (свирель)

Это продольная флейта из твердой древесины, один из самых распространенных чувашских музыкальных инструментов. Об этом инструменте упоминает К. Иванов в поэме «Нарспи». Материал, из которого изготавливается шăхлич – липовая кора, клен, камышевый тростник, жесть. Играла на нем преимущественно молодежь (мужчины) в весеннюю и летнюю пору. Чаще всего можно было услышать игру на нем по окончании весеннего сева и в период сенокоса. Мелодии, исполняемые на инструменте, преимущественно лирического или танцевального происхождения, песенные мелодии исполняются редко. Каждый исполнитель обычно сочиняет мелодии сам.

 

Палнай (многоствольная флейта)

Состоит из набора закрытых с одной стороны трубок разной длины в количестве 5-7 штук. Трубки изготавливались из тростника или древесины и соединялись нитками или на клею. Иногда палнаем называют губную гармошку. Строй инструмента может регулироваться. Звучание палная имитировал основоположник чувашского музыкального профессионального искусства Ф.П. Павлов в своей балетной фантазии «Сарнай и палнай».

 

Нахра (труба)

Инструмент изготавливали из латуни, меди, серебра. Предположительно, он имел военное назначение и использовался как сигнальный инструмент для сообщений на расстоянии, им могли сопровождаться торжественные мероприятия и парады. Размеры могли быть разными – от 30 см до двух метров. Небольшая нахра изображена на картине неизвестного художника XIX века «Чувашский праздник».

 

Тăм шăхличĕ (свистулька, окарина)

Это сделанный из обожженной  глины духовой инструмент в форме животных или птиц. Размеры инструмента различны: от 5 до 10 см. По обе стороны корпуса расположены два игровых отверстия. В настоящее время окарины имеют распространение только в качестве детских игрушек.

 

Параппан (барабан)

Один из самых распространенных чувашских народных инструментов. В глубокой древности он использовался во время ритуальных праздников и как сигнальный инструмент. Параппан нередко включался в ансамбль в сочетании с шăпăр, сăрнай и другими инструментами. Ни одно свадебное действо не обходилось без использования нескольких параппанов. Для игры на нем использовались колотушки, называемые «токмак». Перед игрой, для настраивания, кожу барабана обрызгивали пивом. Звучание параппана глухое, сильное, в то же время мягкое, нерезкое.

 

Хуткупăс (гармонь)

Термин «купăс» иногда обозначал собирательное значение музыкальных инструментов, причем не только струнных. Под названием «хуткупас» имелась в виду гармоника, которая стала распространяться у чувашей в XIX веке. Сохранились плясовые напевы, нередко звучащие на свадьбах.

 

(По материалам М.Г. Кондратьева, В.М. Кривоносова, В.С. Чернова)