Портал государственных услуг
Чувашской Республики


«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031








...

Главная » 2018 » Май » 14 » Голосом, глазами, сердцем. О войне
12:00
Голосом, глазами, сердцем. О войне

        

  ...В слабом, исхудавшем пламени кареглазого костра, то и дело задуваемого ветром, робко потрескивает последняя горстка хвороста. Старый алюминиевый котелок с чумазыми боками давно опустел, и теперь оставалось только разглядывать черное, точно затертое сажей небо да пересчитывать на нем звезды. Жадно глотнув воды из фляжки, боец устало прикрыл глаза, сделал глубокий вдох, и... полилась песня. «Бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза. И поет мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза...» Согревающая, будто родные материнские руки, заботливо заворачивающие сыну в дорогу горбушку ржаного хлеба, нежная, точно прощальный поцелуй возлюбленной в сутолоке вокзала, широкая и вольготная, словно сама Россия...

   Песни военных лет – это всегда нечто особенное, непередаваемое словами, любовь к которому живет в нас, кажется, с рождения, попав в сердце с молоком матери и поселившись там навсегда. Такой любовью, неподвластной эпохам, вкусам и моде, любят Дом, Землю, Родину. И именно ею был наполнен концерт 7 мая, зажженный подобно Свече Памяти на сцене Камерного театра исполнителями Чувашской государственной филармонии. Заслуженные артисты Чувашии Маргарита Финогентова и Иван Снигирев, лауреаты международных конкурсов Татьяна Васильева и Юрий Катков, облаченные в солдатские гимнастерки и пилотки, не просто устроили торжество в честь Дня Великой Победы, а попытались с помощью музыки перенести зрителей на семьдесят с лишним лет назад, в страшные и незабвенные 1941-1945.

   Невероятно впечатлило, что певцам аккомпанировал не скромный ансамбль из нескольких музыкантов, а целый Камерный оркестр под руководством маэстро Сергея Григорьева. Необычайный шарм программе придавало волнующее и вдумчивое слово заслуженного работника культуры Чувашии Елены Лимаренко, чьи текстовые «вставки» между номерами и поэтические «подводки» к песням можно назвать настоящими монологами, достойными драматической сцены.

   Вечер был проникнут атмосферой тех щемящих, отдающих порохом и махоркой лет, когда бригады советских артистов бесстрашно выезжали на фронт и пели для наших бойцов. В раскаленном воздухе стоял терпкий запах пыли и гари, сценой служили грузовики с откидными бортами или палубы военных кораблей, над головой мог в любой момент загудеть мотор вражеского самолета, но, несмотря на это, не случалось в жизни ничего светлее и радостнее подобных встреч.

   Все, что открывалось слуху и взору зрителей, было достигнуто исключительно голосом, глазами, сердцем, без «кричащих» внешних эффектов и вычурной театрализации. Непритязательность фактуры, когда каждый слушатель способен с легкостью различить мелодию и сопровождение, незатейливость гармонических оборотов, так что всякий пианист, гитарист или баянист может сходу подобрать аккорды, и, конечно же, обаятельное простодушие мотивов и стихотворных рифм, настолько гладко и без запинки ложащихся на слух, что мы дружно подхватываем знакомые куплеты... Здесь вокалистам не спрятаться ни за толстой звуковой стеной симфонической партитуры с армией медных и ударных, ни за выразительным рисунком театральных мизансцен, ни за масштабами сценического пространства (обстановка настолько камерная, что публика будто смотрит на артистов сквозь увеличительное стекло).

  Ать-два, ать-два, левой-правой, левой-правой! «Прощание», «Песня защитников Москвы», «Вася-Василек», «Смуглянка», «Катюша» прошествовали бравым победным маршем. Камерный оркестр походил на сурового командира, строго чеканящего шаг, так что каждая нота буквально отскакивала от струн и смычков. Голос же, напротив, лился мягко и податливо, точно ранимая солдатская душа, не грубеющая даже под жесткой, шершавой материей гимнастерки. Листопадом пожелтевших писем закружились «Случайный вальс», «В землянке», «Синий платочек», «В лесу прифронтовом» и «На полянке», покачивающиеся подобно березам в поле. Резво выстроились в шеренгу «Пилоты», «Парень-паренек», «На солнечной поляночке», «Лизавета» и «Ехал я из Берлина», буквально заряженные бодрыми, остроугольными ритмами, как винтовки боевыми патронами. Проникновенные, растекающиеся вширь «Огонек» и «Темная ночь», сотканные из задушевных ускорений и замедлений, когда струнные тихо договаривали за голос и наоборот, заставили наши сердца взволнованно екнуть.

                                                                                                 Мария МИТИНА

 

Просмотров: 244 | Добавил: ленка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]