Портал государственных услуг
Чувашской Республики


«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930








...

Главная » 2018 » Ноябрь » 23 » Он умеет не просто удивлять
13:56
Он умеет не просто удивлять

         

  «...О, Бог! Ты дающий жизнь, уничтожающий боль и горе, дарующий счастье...» Каждая фраза – точно буддийская мантра, каждый такт – будто сеанс медитации. «О, Создатель Вселенной! Пусть мы получим твой высший свет, уничтожающий грех, пусть ты поведешь наш разум по правильному пути...» Довольно. Прочь слова и формулировки. Ловить звуки, дышать ими, глотать их, как волшебные пилюли, исцеляющие от бед и страданий. Сила сближения, заключенная в каждом из них, настолько велика, что заставляет нас почувствовать друг друга братьями, крепко взяться за руки и никогда не разжимать ладоней. Конечно же, мысленно. Сегодня вообще все не реально, а чувствами, воображением, душой, где-то под пленкой подсознания.

  Пьеса «Fratres» или, в переводе с латинского, «Братья», увенчавшая первое отделение концерта 17 ноября, прозвучала так, словно была написана Арво Пяртом не для ансамбля «Hortus Musicus» во второй половине прошлого столетия, а буквально вчера для Камерного оркестра Чувашии и великолепного приглашенного скрипача Даниила Когана. Осмысленно. Ново. Вне часовых поясов и временных преград. Детально, не обходя вниманием ни один миллиметр партитуры, и, вместе с тем, общо, для всех и обо всем сразу, как целая философия. Можно ли прожить жизнь, ни разу не согрешив? Существует ли формула абсолютного счастья? Кем в современном мире приходится человек человеку – братом или все-таки волком? Судя по кратким, сбивчивым постукиваниям коробочки, сверлящим пространство жутковатым многоточием, от которого холодок по спине, однозначных ответов нет. Что это? Метроном, отсчитывающий отведенное нам время? Капля воды, разбивающаяся о камень и точащая его твердое тельце в качестве символа вечности? Молоток, вгоняющий в крышку гроба железные гвозди?

        

  Началось же все с сонного сопения скрипки, пианиссимо-пианиссимо, еле-еле, будто из черной космической дыры. Звучание казалось настолько недосягаемым и неуловимым, что походило не на музыку, а, скорее, на ультразвук, сводящий слух с ума призрачной бесплотностью своих частот. Словно солист не играл на струнах, а обтесывал их смычком-тесаком, посыпая сцену серебряной стружкой, точно лунной пылью. Бесспорно, Даниил Коган умеет не просто удивлять. Всякий раз маэстро снова и снова подрывает представление публики о скрипичном исполнительстве, шокируя не только нечеловеческой техникой за гранью разумного, но и особенно глубоким прочтением нотных текстов, в которых видит несколько больше, нежели отражено на бумаге. Личность тончайших материй и на редкость нестандартного творческого мышления, как если бы в теле Пикассо поселился Паганини, он одним движением смычка меняет маски, примеряя на себя контрастные композиторские стили, будто актер – сценические костюмы. И не нашлось еще такого музыкального наряда, который бы не пришелся ему впору.

        

  Каково же было изумление публики, когда после тишайшей, уединенной, немногословной «Fratres» на горизонте зарделась Концертная фантазия Г. Венявского на темы оперы Ш. Гуно «Фауст», полыхнувшая столь ярко и ослепительно, что звуки казались почти осязаемыми и жалили не слабее огня. Необузданно неистовствовал бесноватый Мефистофель, извергающий жесткие ритмические тирады и истязающий рвущуюся в клочья тему, очаровательно кокетничала Маргарита, чья мелодия напоминала золотистый девичий локон, изящно вьющийся у виска, сладострастное томление вальса сменялось сокрушительной интонационно-штриховой свистопляской, характеризующей темные силы, заманившие наивную душу Фауста в свой сумрачный плен. Бурю непередаваемых эмоций подарила Соната №2 для скрипки-соло Э. Изаи, где что ни часть – то настоящий квест с целым комплектом исполнительских головоломок, от которых сердце уходит в пятки. Впрочем, только не у солиста. Даниил Коган держался со стойкостью канатоходца, бесстрашно замирающего над пропастью пауз и жонглирующего двойными нотами, как эквилибрист шарами.

 

  Оркестр под руководством Сергея Григорьева не уступал гостю ни в виртуозности, ни в оригинальности интерпретаций, ни во владении кардинально разными композиторскими стилями. Во «Fratres» его партия – это сплошная топь с аккордовыми оползнями, когда тона то съезжают вниз, то карабкаются вверх по скользким хроматизмам, ладовыми расщеплениями и динамической асимметрией. Тем безупречней выглядели выровненные по форме и содержанию Сюита №1 из цикла «Старинные арии и танцы» О. Респиги и Симфония Ля-мажор В.А. Моцарта, украсившие концерт подобно жемчужным диадемам.

                                                                                                    Мария Митина

Просмотров: 35 | Добавил: ленка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]