«  Июнь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930








...

Главная » 2019 » Июнь » 4 » Про бас и пару аккордов
13:26
Про бас и пару аккордов

     

  Если сердце обуяла беспросветная грусть, не отпускающая ни на минуту, если жизнь потеряла свое лицо, превратившись в серую, скучную вереницу дней и ночей, если катастрофически не хватает объятий и поцелуев, просто послушай вальс. Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... Его формула предельно ясна: устойчивый, опорный бас, буквально врастающий в нижний регистр, и пара бесплотных, словно повисающих между небом и землей аккордов "на выдохе". Но именно в подобной доступности и внешней незатейливости кроется секрет обаяния и притягательности этого жанра. В порыве вальса влюблялись друг в друга Наташа Ростова и Андрей Болконский, в его волнующем ритме черпали вдохновение Чайковский и Шопен, его изысканные мелодии царствовали на балах и великосветских раутах. А 27 мая стремительно, легко и будто невзначай он впорхнул в зал Чебоксарского Камерного театра, где в нынешнем концертном сезоне расположилась популярная среди меломанов города Музыкально-литературная гостиная Чувашской государственной филармонии. Теплый, всегда очень интимный тон ее встреч, дарящих ощущение невообразимого, кажется, невозможного в современном мире творческого уединения, невероятно созвучен маленькой театральной сцене с небольшим количеством зрительских мест.

 

  Программа «Я помню вальса звук прелестный» – это редкий по красоте и содержательности синтез голосового и инструментального звучания, сольного и ансамблевого исполнения, прозы и стихов, смешанных в терпкий жанрово-стилевой микс, прельщающий многокомпонентностью и разнообразием художественных средств, но, вместе с тем, цельный и однородный по консистенции. Причем по замыслу идейной вдохновительницы и обворожительной ведущей вечера, заслуженного работника культуры Чувашии Елены Лимаренко, вальс рассмотрен не как танец в чистом виде, что было бы намного проще, а более глобально, в качестве целого явления мировой культуры. Отсюда и столь широкая историческая панорама, представленная в содержании концерта, начавшегося грациозными венскими вальсами Иоганна Штрауса и завершившегося киномузыкой Андрея Петрова. А были еще лирические и бытовые романсы ("Средь шумного бала", "Поцелуй же меня, моя душечка", "Что это сердце сильно так бьется", "Ночь светла"), песни военных лет ("В лесу прифронтовом", "Случайный вальс"), фрагменты из оперетт ("Веселая вдова", "Карнавал в Риме"), хиты советской эстрады ("Белый танец", "Три вальса", "В городском саду", "Вальс расставания", "Это было недавно", "Крутится-вертится шарф голубой"), инструментальные попурри, в которых сразу несколько тем взвиваются в едином вихре ("На сопках Манчжурии", "Амурские волны", "Дунайские волны").

  Дружно аплодируя в такт и с удовольствием подпевая артистам (всем желающим даже были предложены распечатанные тексты песен), зрители отправились в путешествие по странам и эпохам, то воображая себя достопочтенными господами и дамами из XIX века, танцующими на приеме во дворце какого-то знатного вельможи, то окунаясь в душевную атмосферу вечеров художественной самодеятельности, разбавляющих песнями и плясками тревожные будни солдат Красной Армии, то возвращаясь в родной СССР с просторными танцплощадками и оркестрами в парках. Так что сопровождение Камерного оркестра под руководством дирижера Сергея Григорьева не просто придавало номерам масштабность, плотность и объем, но и отображало дух и настроение времени, делая его узнаваемым с первых нот.

  Привлекала еще сама манера сценического высказывания, сотканного из сквозных музыкально-драматургических линий, живого контакта между исполнителями и публикой, искрометной импровизации и хрустальной тишины, так что даже на пике тутти артисты умудрялись сохранять пиано, дающее ощущение таинства и какой-то загадочной недосказанности, присущей мгновениям любовных свиданий. Столь поэтичный тип изложения характерен для эстетики самого вальса, как правило, связанного с нежностью чувств и тонкостью душевной материи. Взаимопонимание между участниками происходило на уровне интонирования, взглядов, мимики, жестикуляции, и ноты, собранные в нити вокальных партий, как бы тоже становились одним из невербальных средств общения.

  Кстати, о вокале. Наши постоянные зрители, хорошо знакомые с манерой пения и техническими возможностями солистов, не могли не заметить, что сегодня он был необычным. Заслуженные артисты Чувашии Маргарита Финогентова (меццо-сопрано) и Иван Снигирев (тенор), лауреаты международных конкурсов Татьяна Васильева (сопрано) и Юрий Катков (баритон), то объединявшие усилия в гармоничных, отличающихся исключительной интонационной опрятностью дуэтах и трио, то державшие персональное слово, раскрывающее творческую индивидуальность и способствующее активному самовыражению, создали настоящую палитру мужских и женских голосов, расцветающих во всем своем колористическом богатстве и очаровании.

  Несмотря на то, что помимо концертной эстрады все четверо выступают и на оперной сцене, их вокал был лишен броских тонов и привычного лоска, обретя абсолютно новое тембровое качество. Скромный, негромкий, окрашенный в приглушенные, матовые цвета, но оттого еще более проникновенный, подкупающий естественностью, сокровенностью, ненапыщенностью, он словно оттенял текст, выведенный на первый план. Так звучит речь дорогого человека, шепчущего что-то тебе на ушко, так шелестит трава под окном родного дома, навевая сны о безвозвратном детстве. Особенно задевало, когда оркестр замолкал, уступая дорогу немногословному, щемящему фортепиано Екатерины Паргеевой, на фоне которого фразы и слова доносились обостреннее, болезненнее, каждым своим мотивом и слогом впиваясь в сердце.

                                                                                                     Мария Митина

Просмотров: 54 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]