«  Март 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031








...

Главная » 2019 » Март » 22 » С намеком на трилогию. Судьбой одного героя
14:44
С намеком на трилогию. Судьбой одного героя

          

  Моцарт, Шуберт, Бетховен. Классицизм, романтизм, снова классицизм, но уже несколько иного толка. Три звуковые стихии, три картины мира, три стадии духовного перерождения. Несмотря на то, что выбранные опусы были не похожи друг на друга ни по жанрам, ни по составам, ни по художественно-выразительным средствам, в процессе исполнения возникло ощущение редкого концептуального единства... Чем больше думалось о концерте Камерного оркестра 17 марта, тем очевиднее казалось сходство его программы с романом Л. Толстого «Детство. Отрочество. Юность». Подобно писателю, рассмотревшему нашу жизнь в контексте трех временных этапов, исполнители показали путь нравственного становления человека сквозь призму трех изначально не связанных между собой произведений, отличных по музыкальному языку и пришедших из разных эпох, но преподнесенных с намеком на трилогию. Александр Самарин, Маргарита Финогентова, Евгений Брахман. Три солиста, три артиста, три художника, которые, забыв о различии своих специализаций и исполнительских вкусов, оказались сплоченными судьбой одного героя.

        

  Человек приходит на землю непорочным и светлым, созданным по образу и подобию Божиему и напоминающим белый лист бумаги. Сознание его есть сама гармония, еще не разрушенная свинцовым, бьющим наотмашь молотом фатума. Таким герой родился в колыбели моцартовского Квинтета для кларнета и струнных Ля мажор, четырехчастный цикл которого в прочтении лауреата международных конкурсов Александра Самарина превратился в интеграцию четырех проявлений человеческой сущности – тела, разума, сердца и души. Во взаимодействии тем, бесконфликтных, лишенных каких-либо противоречий и источающих чистую эмоцию, было совершенно все, начиная с ясности гармонической логики и заканчивая ладностью мелодико-ритмической модели, воспроизведенной солистом с талантом подлинного мастера звукописи. Его округлое соло стелилось столь ровно и беспрепятственно, что временами казалось, будто в руках музыканта не кларнет, а труба ангела. Провожая ухом фразу за фразой, мы не слышали ничего, кроме музыки. Взятие дыхания, хлопанье клапанов, шуршание перелистываемых страниц партитуры – все это осталось за гранью тактовой черты, выцепив нас из реальности и внушив чувство оторванности от зрительного зала и сцены.

 

  Чего только не предстояло пережить герою в шубертовской песне «Пастух на скале» на стихи В. Мюллера и К.А. Варнхагена фон Ензе, в строфах которой расцветала сама жизнь, чередующая сияющую мажорность первой любви с хмурой минорностью расставания, стремительный темп молодости – с медленным шагом старости, сковывающей сердце оцепенелыми триолями аккомпанемента. Материал был настолько разнороден и многообразен, что расплывался целым напластованием внутриладовых связей, динамических контрастов и эмоционально-психических состояний. Для заслуженной артистки Чувашии Маргариты Финогентовой, певицы с блестящими голосовыми данными, мощной энергетикой и завидной вокальной выносливостью, рассчитанной на масштабы оперных спектаклей, это особый опыт. В ее партии, окаймленной сокровенным кларнетовым соло Александра Самарина и обращающей наше внимание не на внешний рисунок, а на внутреннее наполнение, нет ни увесистой фиоритурной «лепнины», частенько утяжеляющей мелодическую линию, ни массивных колоратурных роскошеств, придающих авантажность и шик. Вместо этого – до слез щемящий и доверительный тон высказывания, характерный для народной немецкой песни Lied с ее простотой и внятностью интонационных ходов, вобравших в себя бескрайнюю, как альпийские луга, напевность и ребристую, точно горная стена, декламационность. В мчании эпизодов, полярных по форме и содержанию, читались душевные метания и непримиримая внутренняя борьба, разгоревшаяся с новой силой в бетховенском Концерте №3 до минор для фортепиано с оркестром.

        

  Казалось бы, все возвращается на свои места, и романтическую импульсивность Шуберта должна сменить классицистская уравновешенность с балансом между мыслями и эмоциями. Однако. Лауреат международных конкурсов Евгений Брахман играл тонкость, глубину и мятеж, легко скользя по подрагивающей глади оркестрового сопровождения (дирижер – Сергей Григорьев) и словно овладевая всеми регистрами сразу – настолько молниеносным было перемещение его пальцев. Восхищала не только пианистическая манера солиста, сочетающего филигранность нюансировки с крупностью звукового мазка, благодаря чему даже короткий мотив, облюбованный его чуткой рукой, обретал объем и рафинированность, но и самоощущение исполнителя за роялем, понимание сути музыки, с которым он входил в каждую часть. Несмотря на повышенную детализацию нотного текста, опус прозвучал цельно и всеобъемлюще, подарив нам яркое ощущение финала.

                                                                                                     Мария Митина

Просмотров: 96 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]