«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031








...

Главная » 2019 » Декабрь » 23 » Свой Бах и знойная аргентинка на волшебном озере
11:34
Свой Бах и знойная аргентинка на волшебном озере

        

  Бывают концерты, на которых ты фантастическим, необъяснимым для самого себя образом перестаешь чувствовать узкие рамки заявленной в афише программы и словно совершаешь путешествие в целый мир искусства. Имена, названия, жанры, композиторские школы и эстетические направления, соединенные незримыми нитями временных и пространственных связей, венчающих прошедшее «вчера» и грядущее «завтра» – все вдруг укладывается в один общий пласт музыкальной культуры, растущий вширь с каждым следующим исполняемым произведением. Так что внутри страстного, вошедшего в вечность легкой походкой в ритме танго Пьяццоллы бьется неугомонное барочное сердце Вивальди, а рядом с многозначительным, всеведущим Бахом запросто соседствует хайповый, каждой своей нотой сегодняшний Рубцов. 15 декабря чебоксарцам посчастливилось побывать именно на таком концерте.

        

  Встречи с Камерным оркестром Чувашии под руководством дирижера Сергея Григорьева тем и хороши, что начисто лишены каких бы то ни было репертуарных завязок. И если первое отделение полностью доверено Иоганну Себастьяну Баху, как некоему атланту, удерживающему на своих всесильных руках всю мировую музыку, то во втором обязательно подадут что-то свеженькое, пока не возведенное в статус классики, вызывающее горячие споры и уж точно не замеченное на чебоксарской сцене ранее. Но прежде – Бах, как и повелось в истории музыкального искусства. С него все начиналось, ему же и закладывать фундамент нынешней программы. Тонко? Да. А, главное, мудро. Тем более что Концерт для скрипки, гобоя и струнных до минор, выбранный в качестве старта, выигрышен еще и потому, что дает зрителям возможность знакомства сразу с двумя приглашенными солистами. Подлинная «Леди Скрипка» Мария Лундина и настоящий «Человек-Гобой» Владислав Врублевский относятся к той категории музыкантов, которых можно и нужно слушать. Просто невероятно, насколько по-юношески чистосердечно, не мудрствуя и, вместе с тем, со жгучей перчинкой в горле им удалось прочесть эту многовековую, по смысловому наполнению подобную неподъемной каменной глыбе партитуру, вписав ее изрядно затертые миллионами смычков и клапанов полифонические темы в звучание сегодняшнего дня. То же самое исполнители проделали с Концертом для скрипки и струнных №1 ля минор и Арией из оркестровой сюиты Ре мажор, разбавив их горнюю монументальность земной теплотой, сакральную отрешенность – человеческим прямодушием, так что этот один из самых трудных для восприятия композиторов стал очень доступен и близок даже непрофессионалам.

        

  И уж если Бах с его непростым философским мировоззрением и сверхчеловеческой духовностью был понят и принят молодыми солистами, как свой, то что говорить об Андрее Рубцове, который живет здесь и сейчас, дышит с нами одним воздухом и видит все, что видим мы. Причем нельзя сказать, что его Концерт для гобоя и струнных – это нечто экстраординарное, из ряда вон выходящее с распиливанием скрипок в конце и прочими эпатажными выходками, которыми частенько балуются современные авторы. Скорее, наоборот. Вполне ровное, академичное полотно в лучших традициях русского композиторского письма с хорошо узнаваемыми закономерностями гармонической системы, интонационным складом и принципами ладотональной организации, известными нам еще по симфоническим картинам Лядова и сказочным сюитам Римского-Корсакова с их яркой иллюстративностью и подробной прописью образов. Возможно, поэтому не имеющий ни названия, ни привязанности к какому-либо литературному источнику концерт, пронзенный отголосками «Волшебного озера» и «Кикиморы», «Бабы-Яги» и «Шехерезады», захотелось отнести к области программной музыки – уж очень визуализированной была его звуковая картина, уводящая нас из серой повседневности в мир русской старины как некой условной реальности, влекущей неподвластной времени цветностью и совершенством форм. И солист, берясь за эту партитуру, по сути, тоже решается на побег в то прекрасное далёко, настойчиво зовущее из памяти веков. Владиславу Врублевскому, искусно вырисовывающему свою партию на колком пиццикато струнных, удалось не просто наладить контакт с материалом, а попасть в самую его сердцевину, фактически подчинив себе музыкальное развитие и напрямую участвуя в придумке художественного содержания. Отсюда, всилу такого живого личного отклика и самоощущения артиста внутри, а не вне, концерт лег на слух особенно органично и гладко.

        

  Еще большей рефлексии и полного включения в процесс требуют от солиста «Четыре времени года в Буэнос-Айресе», где на одном нотном стане встречаются темпераментный Астор Пьяццолла и по-барочному сдержанный Антонио Вивальди, вкрапленный в текст в виде цитат. От того, кого из них исполнитель выберет себе в союзники, зависят и концептуальная модель, и эмоциональный тон, и энергетический посыл произведения. С наслаждением впивая партию скрипки, будто пряный коктейль из тропических фруктов, ягод и трав, мы ощущали, что Марии Лундиной ближе именно Пьяццолла. В ее прочтении цикл превратился в одно сплошное искушение – столько в нем было манкости, паприки, опьяняющей чувственности мелодических изгибов и жаркой вспыльчивости ритмов, с дразнящей небрежностью разметавшихся по метрической сетке. Завораживающе поводя смычком, точно знойная аргентинка бедрами, солистка перевернула наше представление о голосовых качествах скрипки, ежетактово подвергая свою «питомицу» тембровым метаморфозам и имитируя то аккордеон, то бандонеон, то саксофон, благодаря чему в уже исполнявшемся в Чебоксарах сочинении открылись новые краски и фактурные слои.

                                                                                                   Мария МИТИНА

Просмотров: 66 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]