Портал государственных услуг
Чувашской Республики


«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30








...

Главная » 2018 » Апрель » 2 » Весна. Воздух. Солнце. Молодость!
10:59
Весна. Воздух. Солнце. Молодость!

         

 На их концертах не приходится выбирать между молодостью и опытом, вековыми традициями классической исполнительской школы и свежими, озорными веяниями современности. Потому что судьба щедро одарила их всем и сразу: юностью, красотой, талантом, от сезона к сезону расцветающим с новой силой. 26 марта Хироко Нинагава (скрипка), Алексей Стариков (фортепиано) и Глеб Степанов (виолончель) выступили в Чувашском государственном академическом драматическом театре им. К.В. Иванова. Невозможно удержаться, чтобы по-свойски не назвать их «ребятами» – столько дерзновенности и задора пылало в игре приезжих музыкантов.

   Началось инструментальное представление с блистательного «парада-алле», когда каждый гость выходил на сцену с ярким сольным номером, демонстрируя свои лучшие артистические качества. Сюита №3 для виолончели-соло И.С. Баха вступила немногословной пасторской проповедью, воспаряя ввысь и зависая под куполом воображаемого костела. И тональность была выбрана самая чистая, безоблачная, просветленная – До-мажор. Глеб Степанов старался не показывать своих эмоций, сохраняя на лице выражение вдумчивой отрешенности и сосредоточенности, и только по его длинным пальцам, смятенно снующим по грифу и готовым растерзать дрожащие от напряжения струны, мы понимали, что внутри у него все кипело и бурлило. Гибкая виолончельная тема, подобная растительному орнаменту на капителях, хлестала с такой мощью и энергетической силой, что овладевала пространством не хуже целого оркестра. И дело было не только в динамике, но и в диапазоне звучания: виолончель то брюзжала, словно контрабас, то принималась щебетать, как скрипка, то гоготала подобно альту.

       

  В противовес баховскому аскетизму – романтичная шопеновская Баркарола Фа-диез мажор, всколыхнувшаяся полосой струящегося шелка. Изобилие динамических всплесков, от сумасшедшего фортиссимо до вкрадчивого пианиссимо, когда тема будто растворяется в облачной дымке. Акварельные заводи мелизмов, сплетающихся в тонкие кружева и брезжащих серебристой лунной дорожкой. Многослойность музыкальной ткани, так что даже паузы журчат... В претворении Алексея Старикова тема была легка и по-балетному грациозна, точь-в-точь как Одетта в «Лебедином озере». Воинственным копьем пронзил воцарившуюся тишину Полонез Ля-бемоль мажор «Героический», весь исколотый шипами пунктирного ритма, с резво отскакивающими басами-пружинками в партии левой руки и размашистой, заостренной, похожей на пчелиное жало мелодией.

       

  Точно жгуче-алый цветок в волосах своенравной цыганки – Фантазия Ф. Ваксмана на темы оперы Ж. Бизе «Кармен». В нарядных, нашпигованных всяческими мелодико-гармоническими тонкостями тактах, угадывались ритмы то экспрессивной хабанеры, то соблазнительной сегидильи, то сумрачного, словно скованного цепями траурного марша, со всей полнотой раскрывающие образ героини. Скрипичная тема – как сама Карменсита, осанистая, темпераментная, то и дело вспыхивающая бурями пассажей и двойных нот. Хироко Нинагава была настолько артистична, что казалось, будто сейчас она отложит скрипку и пустится в пляс, постукивая каблучками и ударяя в кастаньеты. Здесь, как и в Концертном аллегро К. Давыдова для виолончели и фортепиано, львиную долю смысловой и эмоциональной нагрузки взял на себя рояль. Лишь на первый взгляд он походил на аккомпаниатора. Но чем больше мы вслушивались в его партию, время от времени прорывающуюся на форте и воспламеняющуюся виртуозными соло, тем явственнее видели в нем полноправного участника музыкального действа со своим характером и драматургической линией.

       

  И, наконец, Элегическое трио №1 соль-минор С. Рахманинова, в котором голоса трех инструментов стеклись в нежный венок из белых лилий. Когда на фоне зыбкой дрожи скрипки и виолончели, бьющихся в болезненном ознобе, забрезжила неясная фортепианная тема, точно далекий, туманный призрак, нас охватила щемящая, необъяснимая словами грусть. Сочинение-предчувствие. Сочинение-предсказание. Сочинение-провидение... Буквально ошарашенные его глубоким и трагичным прочтением, которое так не вязалось с молодыми лицами исполнителей, мы пришли к шокирующему выводу: хотя трио было написано композитором в студенческие годы, задолго до роковой эмиграции, в нем как бы заранее поселилась тоска по родине, изранившая его сердце в будущем.

       

  С появлением Камерного оркестра Чувашии под руководством маэстро Сергея Григорьева тембры скрипки, виолончели и рояля заиграли новыми красками. Концерт для виолончели с оркестром Ре-мажор Л. Боккерини, Вальс-скерцо для скрипки с оркестром П. Чайковского, Концерт №1 ми-минор для фортепиано с оркестром Ф. Шопена увенчали вечер эффектным праздничным тутти. Несмотря на то, что сегодняшняя программа была как никогда объемна и внушительна, зрители совсем не устали и не хотели расставаться с ребятами... Весна. Воздух. Солнце. Молодость!

 

                                                                                                   Мария Митина

Просмотров: 181 | Добавил: ленка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]