И вот он снова на сцене

Есть музыканты, тратящие дни на шлифовку своей техники, но за 

круговертью гамм и арпеджио убивающие в себе художника. Когда таковые 

выходят на сцену, зрители видят только работу. Каждой фалангой пальца, 

кистью руки или клеточкой напряженного тела. О творчестве можно забыть. 

Ты будто вмиг узнаешь о них все и теряешь к ним интерес. Но встречаются и 

другие: их всякий раз открываешь заново, словно неизведанную планету, со 

смаком постигая талант и не переставая гадать, долго ли продержится твоя 

внутренняя Бастилия под напором их мастерства. Когда слушаешь их игру, 

то совсем не задумываешься о том, что это трудно или требует много сил. 

Тут возникают мысли иного толка. Например, сколько нужно иметь за 

душой, чтобы многократно сжигать свое сердце дотла и не бояться 

опустошения? Даниил Гришин – один из таких. Альтист и дирижер, доцент 

Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М. И.

Глинки, виртуоз с мировым именем, настоящий Ангел музыки вновь 

коснулся нас своим крылом 27 января. 



Сегодня очень модно слово «харизма», его используют направо и 

налево, по поводу и без. В случае с Даниилом Гришиным оно абсолютно 

оправдано. Взгляните на него: высокий, по-богатырски могучий, словно весь 

он – одна звучащая глыба. И вместе с тем, какие глаза!.. Они до краев 

наполнены добротой, детской доверчивостью, неуемной любовью к людям и 

неиспорченностью славой. Когда встречаешь его в коридоре консерватории в 

те редкие «окна» в гастрольном графике, то даже в голову не приходит, что 

этот скромный добряк в джинсах и толстовке – гений альта, признанный 

самим Юрием Башметом. И вот он снова на сцене Чувашской 

государственной филармонии, в тандеме с Камерным оркестром под

руководством Сергея Григорьева. 



Пожалуй, непредсказуемость – главный его козырь. Сегодня, как и 

всегда, целая радуга настроений, идей, прикосновений к струне. И нерв, 

натянутый подобно луковой тетиве, и томление, на которое только способна 

влюбленная душа, и трагедия одиночества. Бетховенский Романс Фа мажор 

op.50 в переложении для альта и камерного оркестра, на первый взгляд, 

кажется не более чем безобидной кантиленой. Води себе смычком, рисуй 

фразу за фразой, расслабься и получай удовольствие от безоблачного неба. 

Однако Даниил Гришин и здесь умудряется отыскать для себя «подводные 

камни», укладывая не обремененный переживаниями текст в ритм своего 

сердцебиения.

 

Это не любование пейзажем или прогулка лунной ночью. «На 

кону» монолог личности, преодолевшей долгий жизненный путь, закованной 

в цепи разлук, разочарований, быть может, даже измен и такт за тактом 

очищающей душу с помощью своих тихих воспоминаний. Типично 

романтическое содержание, но, тем не менее, в классической огранке, без 

стилевых «нарушений» и вольностей. Строго, без излишеств, интонационно 

емко, сдерживая характер «в узде».Квинтет И. Брамса op.115 в переложении для альта и камерного оркестра – это, напротив, не внутренняя, а внешняя борьба. Больше действия, активности, импульса. Мятежный, сочетающий в себе возвышенность и низменность, надеющийся на спасение и в отчаянии опускающий руки герой преодолевает испытание за испытанием. Серенада для струнных №3 op.21 Р. Фукса доказала, что Камерный оркестр Чувашии – достойный партнер для гостя. Исполнение напомнило портрет прекрасной девы. Целомудренное и собранное начало, похожее на смиренную молитву, с легкостью перепорхнуло в кокетливый менуэт. Возникло ощущение, будто героиня этого музыкального романа, еще минуту назад преклонившая колено перед ликом Мадонны, отправилась на бал и теперь флиртует с приглянувшимся ей кавалером. А каков был финал, ворвавшийся после всяческих изяществ и лукавств подобно огнедышащему дракону… Даниил Гришин словно зарядил наших музыкантов своей радугой настроений. 



Мария Митина

Оставьте комментарий