Пули, бомбы и хиты

Изо дня в день интернет буквально гудел срочными творческими новостями. На официальных страницах Чувашской государственной филармонии в Инстаграме и Контакте, а также в личных аккаунтах солистов то и дело появлялись интригующие видеотрансляции танцевальных репетиций и спевок, веселые селфи в костюмах и гриме, записи самых долгожданных номеров и волнительные посты о закулисной жизни и нескучных буднях настоящих артистов. Судя по всему, готовилось что-то грандиозное. Но не только пользователи социальных сетей замерли в предвкушении 12 февраля. «Золотые хиты мюзиклов» смотрю уже в третий раз и помню еще предыдущий вариант программы. Были и с мужем, и с подругой, теперь привела внуков. Нравится все – и вокал, и хореография, и световое оформление. Если увижу афишу, то обязательно приду снова», — поделилась комментарием одна из зрительниц старшего поколения.

Кстати, для афиши «Хитов» неслучайно выбрано фото номера «Аукцион» из мюзикла «Двенадцать стульев». В нем заняты практически все артисты филармонии, и такая затрата сил того стоит. «Золотые хиты мюзиклов» – шоу вне тенденций и эпох, и на очередном его показе в зале Дворца культуры тракторостроителей можно было встретить и приверженцев сугубо академической музыки, и «всеядных» меломанов, и даже рокеров, мечтавших вживую услышать отрывки из некоторых уже ставших классикой образцов столь необыкновенного по степени воздействия жанра. Не есть ли это прямое доказательство того, что искусство действительно объединяет, и поистине большие произведения не только живут во времени и пространстве, обретая некое художественное бессмертие, но и вызывают одинаково яркие эмоции у публики самых разных возрастных категорий, сфер деятельности и эстетических устремлений. И хотя наши «Хиты» значительно моложе, чем, например, «Юнона и Авось» в «Ленкоме», они уже заслуживают того, чтобы говорить о них не как об однодневке. Меняется мода, меняются вкусы, меняется социокультурная среда, меняется, словно живой и активно развивающийся организм, сама программа. Почти за десять лет проката в ней неоднократно варьировался исполнительский состав, переставлялся свет, перекомпоновывался видеоряд, появлялись, исчезали и возвращались культовые арии и ансамбли (в частности, несказанно приятно снова увидеть в репертуаре фрагменты из рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда» и из мюзикла «Вестсайдская история»).

Лишь одно остается прежним: сегодня мы все так же искренне сочувствовали горбуну Квазимодо в воплощении Юрия Каткова и дружно пели вместе с Константином Живулиным, Андреем Именновым и Сергеем Степановым «Королей ночной Вероны». Проникались неподдельной нежностью к Марии Магдалине в претворении заслуженной артистки Чувашии Маргариты Финогентовой и погибали под влиянием роковых чар Матроны Мамы Мортон. Погружаясь в густой, как смок, и дразнящий слух смачной хрипотцой голос героини, обдающий нас зноем африканской саванны, вальяжно перекатывающийся с ноты на ноту и поднимающийся из груди неукротимой штормовой волной, мы рисовали в воображении пышнотелую негритянку из оригинальной версии «Чикаго». Какого же было наше удивление, когда в дерзком и даже брутальном образе тюремной надзирательницы мы узнали заслуженную артистку Чувашии Ольгу Прокопьеву, одну из самых женственных и утонченных певиц нашей эстрады. Но, оказалось, сюрпризы только начинаются.

Настоящая бомба замедленного действия – аховое во всех смыслах «Тюремное танго» шестерки обольстительных и жутко кровожадных красоток-убийц, вот уж где было не по-детски жарко, а уровень адреналина зашкалил настолько, что невозможно было спокойно дышать. Глубокое декольте и чулки в сеточку, актерская сыгранность и почти гимнастическая пластика тигриц перед прыжком, доведенная до автоматизма артикуляция в разговорных эпизодах, так что каждое слово бьет в висок подобно пуле, и экспрессивная, бросающая в пот вокальность рефрена «Он сам нарвался», как вызов мужской половине человечества… Хочется от души поздравить Динару Юнисову, Алину Кудрявцеву, Анастасию Батюкову, Татьяну Васильеву, Марию Михайлову и Ирину Гаврилову с премьерой номера и наградить их самыми горячими аплодисментами.

Однако, мюзикл – это не только вокал и драматическая игра, но еще и танцы, и если голос наполняет композицию душой, чувством, мыслью, то движение придает ей динамичность, пульс, особый драйвовый нерв, натянутый до предела и заставляющий сердца биться в такт. Со всем этим превосходно справляется танцевальная компания «Nota G», благодаря которой сценическое действо обретает не просто массовость, плотность и объем, а позволяет зрителям каждой клеточкой кожи ощутить всю прелесть этого синтетичного по природе жанра, в котором смешалось воедино так много видов искусства. Наблюдая за тем, с какой самоотдачей и концентрацией ребята отрабатывают каждый свой выход, мы вновь и вновь убеждались в том, что на их стройных и сильных плечах лежат без малого пятьдесят процентов успеха.

Нельзя не отметить, что залог популярности программы заключен не только в ее внешнем качестве, но и в драматургии, напоминающей стремительно набирающий скорость поезд. И если в первом отделении, более лирическом, статичном, созерцательном, он делает остановку на двух, пожалуй, самых романтических в мировой истории мюзиклах «Нотр-Дам де Пари» и «Ромео и Джульетта», то во втором, контрастном по характеру и темпоритму, разгоняется до целых шести. «Двенадцать стульев», «Вестсайдская история», «Чикаго», «Иисус Христос – суперзвезда», «Кабаре», «Моцарт» сменяют друг друга, точно стеклышки в калейдоскопе, и сыплются на нас золотым дождем из мелодий и ритмов. Так что за два с лишним часа мы успеваем и помечтать, и погрустить, и посмеяться, и вдохновиться свободным, не стесненным какими-либо рамками творчеством.

Мария МИТИНА

Оставьте комментарий